вторник, 22 мая 2012 г.

Парные фонтаны «Адам» и «Ева» расположены на оси Марлинской аллеи, главной аллеи парка, идущей параллельно морскому берегу. «Адам» находится в восточной части парка, «Ева» — в западной; оба фонтана являются композиционными и смысловыми доминантами соответствующих частей парка и размещаются практически в их центральных точках. Вокруг них образованы небольшие площади с расходящимися лучами больших и малых аллей. Фонтаны привлекают внимание ещё издали, возникая в перспективах в разных ракурсах со многих точек обзора. Оба фонтана идентичны по художественному и инженерному решению. Архитектурное оформление фонтанов простое: каждый из бассейнов, сложенных из тёсаного профилированного гранита, представляет собой в плане правильный восьмиугольник с шириной диагонали 17 м. В центре на высоком постаменте установлена скульптура, обрамлённая кру́гом из шестнадцати чуть наклонных сильных и высоких струй высотой 7 м. Фонтаны отличаются многоводностью и красотой лаконичного рисунка водного потока. Водомёты фонтанов устроены таким образом, что вода, высоко поднявшись, не распыляется, а распадается на крупные капли; их падение в бассейн заметно ещё издалека. Автор скульптур, венецианский ваятель Джованни Бонацца, получил заказ на изготовление от русского дипломатического представителя в Италии С.Л. Рагузинского, действовавшего по поручению Петра I. (Примерно в то же время Рагузинский занимался закупкой статуй для Летнего сада В С.-Петербурге). Вероятно, первоначальный заказ предполагал изготовление копий со знаменитых статуй Адама и Евы, украшающие Дворец дожей, работы ренессансного скульптора XV века А. Рицци. Однако Дж. Бонацца, сохранив общую композицию и позы статуй, иначе трактовал детали, наполнив пластические формы барочными веяниями. Сочетание двух стилистических начал определило творческую удачу скульптора: Рагузинский писал Петру I, что даже «в славной Версалии мало таких видели»[1]. В 1718 скульптуры были готовы и доставлены в Петергоф. Первое время они размещались на постаментах в качестве парковых скульптур в центре площадок, где позже заложили фонтаны. В октябре 1722, когда завершились работы по обустройству бассейна фонтана, построенного по проекту Николо Микетти, скульптура Адама заняла своё нынешнее место. С обустройством «Евы» Пётр не спешил; фонтан заработал осенью 1726, уже в царствование Екатерины I. Бассейн «Евы» строился под руководством архитектора Н. Усова. Символика фонтанов с самого начала трактовалась просто: библейские Адам и Ева, прародители рода человеческого, — это аллегории Петра I и Екатерины, первых императора и императрицы, прародителей Российской империи. Такая аллегорическая трактовка получила развитие во времена правления Екатерины I; недаром второй фонтан был построен по её распоряжению. Фонтаны «Адам» и «Ева» — единственные в Петергофе, сохранившие своё изначальное скульптурное убранство; они не менялись на протяжении почти трёх веков. Композицию площадок у фонтанов дополняют трельяжные беседки. Деревянные беседки появились здесь ещё до того, как заработали сами фонтаны; в разные годы число их менялось, изменялся также и внешний вид. Нынешние, воссозданные в 1970-х у «Адама» и в 2000 у «Евы», восходят к тем, что были установлены здесь в начале XIX века по чертежам Ф. Броуэра.

Комментариев нет:

Отправить комментарий